помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Щит и меч.

2328 просмотров
марина харькова
47 дней назад
Щит и меч.

Тэги: #марина #харькова #пво

Спрятавшись в тени листвы, на самой высокой точке въезда в Донецк стоял «Панцирь-С»: внушительный высокий корпус в камуфлированной окраске, локатор в постоянном движении. Огромная умная машина, прикрывающая небо. Спустившись с пригорка, махина двинулась по дороге, а экипаж с брони приветливо помахал рукой.
ПОчему
Все последние месяцы российские средства ПВО очень активно работают в Донбассе. Это «Панцири» и «Буки», С-300 и «Торы», «Стрелы» и «Осы». Такого количества и разнообразия зенитно-ракетных комплексов, как сейчас, у нас никогда не было. Но и ситуация тяжёлая – воздушных угроз, атак и обстрелов со стороны украинских боевиков стало больше, поэтому их надо купировать двадцать четыре часа в сутки. Расчётам дивизионов ПВО, российским экипажам, не позавидуешь: целей настолько много, что работать приходится без сна и отдыха, а цена ошибки – всегда высока.

Недавно стало известно, что США выделили 100 миллионов долларов на подготовку украинских пилотов управлению истребителями F-15 и F-16. Тренировки идут на американских базах. Значит, ВСУ вскоре получит и сами эти самолёты. Ещё США готовы передать ВСУ и свои штурмовики А-10 Thunderbolt, о чём в начале августа на брифинге заявил министр ВВС США Френк Кендалл. Также Украина при финансовом участии западных стран увеличивает количество ударных беспилотников, закупая их у разных производителей. Для этого была запущена программа по сбору средств на так называемую «Армию Дронов». Теперь к турецким «Байрактарам», украинским «Фуриям» и «Лелекам» добавятся ударные дроны-камикадзе Warmate и сотни разведывательных БПЛА модификаций Fly Eye и мультикоптеров Matrice.

И главное: украинские боевики продолжают использовать западные системы залпового огня в обстрелах донецких городов. Мишенями становятся и жилые кварталы, и военные объекты. Под удар попадали такие города, как Донецк, Шахтёрск, Луганск, Перевальск, Ирмино, Алчевск, Стаханов и другие. Кроме пресловутых HIMARS, в новых поставках западных вооружений для ВСУ в августе числятся немецкие реактивные системы залпового огня MARS с боезапасом. Это значит, что роль ПВО вырастет ещё больше, потому что добавятся новые цели.

Насколько эффективно противодействие опасностям и с чем сталкиваются бойцы войск ПВО, рассказал донецкий ополченец Влад, в прошлом – офицер-зенитчик.  

– Хотя дончане постоянно видят и слышат работу ПВО, часть украинских ракет попадает в цели, это приводит к очередным жертвам и разрушениям. Почему так происходит?

– В любой системе можно найти проблемы и недостатки. К примеру, широко разрекламированная и расхваленная израильская система «Железный купол», как оказалось, даёт сбои при множественных запусках ракет из Палестины. А ведь эта система ПВО считается самой успешной в мире.

Чем мощнее и массированнее удары, тем больше вероятность, что часть ракет прорвутся к цели. На это и делается расчёт во время любой атаки. Потери нашей стороны, и на фронте, и в тылу, могли быть намного больше, если бы не интенсивная работа средств ПВО. На мой взгляд, эффективность ПВО сейчас составляет более 80 процентов. Какие-то бреши и причины их появления должны анализироваться и устраняться, но при таком высоком градусе боевых действий, площади, на которой они ведутся, и количестве атак противника, ошибки или просчёты будут случаться.

Сейчас по республикам и освобождённым территориям применяются ракеты всех видов: «Ураган», Точка-У, «Хаймарс», все ещё проводят вылеты украинские самолёты и вертолёты, и беспилотники – ударные и разведывательные. Только благодаря России над нами выстроена эшелонированная защита воздушного пространства, потому что своими силами мы бы такое количество серьёзных угроз не отразили.

А враг – на то и враг, чтобы искать слабые точки и бить в них. Ещё надо учитывать такой момент: чем больше сбитых целей, тем быстрее приходит опыт. Никакие учения не сравнятся с действиями в реальной боевой обстановке, когда скорость принятия решений минимальна, а от реакции зависит не только твоя жизнь, а и многих других людей. При чётком алгоритме действий появляются и навыки, доведённые до автоматизма. Плюс риск и экстремальность обстановки – так рождаются профессионалы, которые ценятся буквально на вес золота. Недаром украинские вояки постоянно охотятся и на экипажи, и на установки. Они считаются приоритетными целями для ВСУ. Поэтому наши комплексы высокомобильные, часто и быстро меняют позиции, чтобы не попасть под удар.

– Есть мнение, что ВСУ стали гораздо меньше применять оперативно-тактические ракеты «Точки-У», хотя ещё месяц назад такие атаки были массовыми. С чем это связано?

– Для зенитно-ракетных комплексов в плане обнаружения и уничтожения «Точки-У» как цель проблем не представляют. Но, к сожалению, к жертвам и разрушениям приводят обломки корпуса и «начинка» боевой части ракеты. Кассетная применяется специально для нанесения максимального урона. И то, что украинские артиллеристы бьют по мирным людям именно такой «начинкой» – это варварство и военное преступление. Поэтому каждый расчёт «Бука» или «Панциря» чувствует свою ответственность и хочет поразить воздушную цель. Не обезвреженная «Точка-У» гораздо смертоноснее и опаснее, чем её обломки. Поэтому на неё ведется охота в круглосуточном режиме разными средствами ПВО. Например, в радиусе трёхсот километров ситуацию контролирует российский зенитно-ракетный комплекс С-300. У каждого ЗРК своя зона ответственности и все вместе увязано в общую сложную систему. Весьма вероятно, что причина уменьшения пусков украинских «Точек-У» лежит на поверхности: запасы этих оперативно-тактических ракет у ВСУ сокращаются.

– А насколько тяжело уничтожать беспилотники, в частности, «Байрактары»?

– С «Байрактарами» картина примерно та же, как с «Железным куполом»: хорошо разрекламирован. Но невидимкой или «чудо-оружием» не является, как и все крупные БПЛА. Большой размер и размах крыла, плохо маневрирует, это готовая мишень. Легко обнаруживается, сбивается сразу, как входит в зону поражения, чтобы не успел ударить по расчету ПВО. Украинские операторы стараются их беречь или вывести из-под удара, запуская БПЛА группой, меняя высоты, но эти приёмы уже знакомы.

С началом спецоперации вражеские беспилотники всех типов сбиваются десятками. Украинские вояки стараются беречь ударные БПЛА, так как много теряют в последнее время.

За восемь лет войны в ДНР и ЛНР много наших ребят-ополченцев погибли из-за ударных дронов ВСУ. А бороться с ними толком не могли, средств ПВО на передовой остро не хватало. На позициях пулемёты на треногах уже считались ПВО. Треноги делали сами – сами искали металл, делали сварку, крепления. И в итоге строго отчитывались за каждый израсходованный патрон, когда пытались попасть в БПЛА. Самой эффективной считалась связка ЗРК «Оса-АКМ» и ЗУ-23, установленные на грузовике. Они использовались и против воздушных целей, и против пехоты противника. Также у ополчения имелись разрозненные ПЗРК (переносных зенитно-ракетных комплексов) и «Стрела 10» против авиации. Отряды «ночных охотников» несли дежурство в разных точках на выезде или в лесополосе. Так называются мобильные группы бойцов-операторов ПЗРК.

ПВО – это войска постоянной боевой готовности. Это непрерывное дежурство, напряжённая работа, требующая максимальной концентрации внимания и слаженности, быстрой реакции, умения принимать решения по целям. Особенно по сложным целям – малоразмерным, высокоскоростным или множественным.

Чтобы поразить тот или иной объект и обмануть ПВО, враг использует любые уловки. Допустим, украинская авиация научилась заходить на низких высотах, прикрываясь рельефом местности. У Донецкого кряжа он пересечённый, сложный, с перепадами высот, терриконами, балками, водоёмами, карьерами. Этим пользуются украинские летуны и маневрируют, чтобы уйти от захвата локаторами.

При обстрелах применяется западная тактика: одновременно с ударами «Хаймарсами» производятся запуски других реактивных снарядов – «Ураганов» или «Смерчей». Такой ход вынуждает отвлекать силы ПВО на другие цели, расходовать боекомплект и время, необходимое для перезарядки. Задача «Хаймарс» – прорваться через заслон ПВО, залпы других ракет нужны, чтобы ПВО испытывала перегрузку. Как правило, пуск ракет идёт по одной траектории, на радарах выглядят одной целью, затем разлетаются. ПВО может отработать одновременно лишь определённое количество целей, когда они множественные, возникают накладки. Тем не менее, и с высокоточным и скоростным оружием, как «Хаймарс», можно справиться. Каждый прилёт даёт след и приводит к распознаванию. Время на то, чтобы сбить, составляет до 10 секунд. И понятно, почему охотиться за каждым пуском проблематично или приводит к ошибкам.

Я согласен со специалистами, считающими, что необходимо уничтожать установки вместе с расчётами и иностранными советниками, боекомплекты и ремонтные базы.
ИСТОЧНИК https://rodinananeve.ru/shhit-i-mech-pvo-protiv-hajmarsov-i-bajraktarov/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
советский патриот
сегодня

В поисках стрелочника.

анатолий несмиян
1 день назад

Код Путина.

катюша
1 день назад

Ижевский расстрел.

эль мюрид
1 день назад

Последняя осень.